Госконтролер: министры вели войну, не понимая смысла собственных действий

В отчете Госконтролера о политическом начальстве армейской операцией «Нерушимая скала» показано, что на протяжении любой операции армейскими действиями руководил аморфный орган с неясными функциями и полномочиями.

Членам оборонно-политического кабинета министров было неясно, в чем заключается их функция, какую информацию они вправе требовать от Нетанияху, и для чего их вообще собирают на заседания. Глава правительства сказал на одном из первых армейских заседаний кабинета, что по закону может принимать армейские решения на пару с министром обороны, а заседания кабинета надобны только «для юридического оформления» данных решений.

Все члены кабинета, опрошенные Госконтролером в ходе ревизии, дали различные версии полномочий и ответственности кабинета.

Министр обороны Моше Яалон заявил, что политическое начальство подобающе предварительно определять тактические цели и толк войны, а не управлять ее ходом, когда армейские действия уже начались.

Премьер-министр Нетанияху дал на вопрос о полномочиях и ответственности оборонно-политического кабинета самый расплывчатый и неясный вывод. По его словам, кабинет «подобающ принимать центральные решения о ведении войны, о прерыванье войны, а также дозволять мне прерывания огня и оперативные решения… Участие кабинета заключается в осознаванье атмосферы, в выработке всеобщего направления политики и принятии прочных решений. Его функция — не вести войну на ярусе микро-тактики… Не все выносилось на их заявление, и это верно. Кабинет отчитывается, кабинет решает в всеобщем. Но он не вдается в всякую определенную цель. Данного я делать не могу, напротив нереально данным управлять. Это невообразимо. Думаю, допустимо, у некоторых из них есть неверные ожидания или неверное осознавание роли кабинета».

При данном Нетанияху настаивал, что закон не обязывает премьер-министра сообщать министров оборонно-политического кабинета, и потому Госконтролер не вправе упрекать главу правительства в сокрытии информации от министров.

Тогдашний министр иноземных дел Авигдор Либерман заявил Госконтролеру, что в Государстве Израиль никакой верной процедуры принятия решений не существует в тезисе, а заседания кабинета во время войны служили «для выпускания пара».

«Всякое заседание начинается с утомительного этапа выслушивания длинных отчетов ЦАХАЛа, те длятся часами, потом говорит министр обороны, а позже данного всякий министр высказывает, что хочет — без плана, без повестки дня и без ясного осознавания, в чем вообще заключается цель заседания с самого введения», — так описал работу высшего политического начальства текущий министр обороны в своем выводе Госконтролеру.

Госконтролер подмечает, что члены оборонно-политического кабинета не имели удовлетворенной подготовки, дабы ориентироваться в загвоздках безопасности, а подготовленная в канцелярии премьер-министра в марте 2013 года программа возрастания «армейской квалификации» членов нового правительства реализована не была, так как министры кабинета не являлись на занятия. Министр Нафтали Беннет, упрекавший премьер-министра в «сокрытии информации», в результате Госконтролеру заявил, что у министров и без того полно дел, ходить на лекции им некогда.

В отчете говорится также, что повестку дня для заседаний оборонно-политического кабинета готовил Штаб национальной безопасности при канцелярии главы правительства, что тогда возглавлял текущий глава «Моссад» Йоси Коэн. В его обязанности входило представить политическому начальству альтернативные варианты действий и дать обзор допустимых последствий всякого из вариантов. Эту обязанность Штаб национальной безопасности исполнял лишь изредка, полного спектра альтернатив министры не получали, а в 2013 году Коэн не исполнил поручение Нетанияху подготовить заседание кабинета по теме гуманитарной атмосферы в Секторе Газа, то, по суждению министра обороны Моше Яалона, стало весомым фактором новой эскалации.

В 2016 году премьер-министр Нетанияху отклонил предложенную Госконтролером идею определить полномочия кабинета особым законом и заявил, что в данном нет спросы, всякое правительство определяет эти полномочия по своему усмотрению, и эту «волю» следует сберечь. Дальнейшую войну они собираются вести так же.

Понравилась новость?  Порекомендуйте друзьям: